«Главред»

Главредный форум
Сьогодні: 21/09/2018 20:57

Часовий пояс UTC + 2 годин [ DST ]




Створити нову тему Відповісти  [ 278 повідомлень ]  На сторінку Поперед.  1 ... 15, 16, 17, 18, 19
Автор Повідомлення
 Тема повідомлення: Re: Проза
ПовідомленняДодано: 24/08/2017 12:36 
Старейшина

З нами з: 16/01/2008 18:05
Повідомлень: 5221
ЛЕТИ

Известно детям, и помнят в снах взрослые — есть место, где исполняются все желания, и нет туда зримой дороги…
Туда можно попасть, сев на быструю карусель, и кружить-кружить до головокружения… Парить в воздухе, словно птица, пока не окажешься там. Место это нужно запомнить, сохранить в душе... Не важно, сколько придётся сделать кругов – один, десять или сотни тысяч.
Лети, пока привычное тебя не удивит, пока грусть не превратится в радость, а дыхание — в любовь.
Если упадешь — поднимись и иди снова. Начни всё с начала, если потребуется. Живи так, словно ты вечен.

http://www.proza.ru/2017/02/13/2179


Догори
 Профіль  
Відповісти з цитатою  
 Тема повідомлення: Re: Проза
ПовідомленняДодано: 21/10/2017 09:37 
Старейшина

З нами з: 16/01/2008 18:05
Повідомлень: 5221
ПЕТУШОК ЗОЛОТОЙ ГОЛОСОК

В деревне Лесные Цветы у бабушки Кристины жил петушок Золотой Голосок. Он был ещё совсем молодым петушком и только-только научился кукарекать.
Он радовался каждому новому дню.
Другие петухи на рассвете подхватывали его звонкую песню, так что в деревне утром можно было послушать настоящий петушиный хор.
Однажды во дворе бабушки Кристины закрутился небольшой вихрь. Он поднял во дворе пыль, он тянулся вверх, поднимая мелкий мусор и сухие листья травы.
Петушок подумал: «Прыгну-ка я сейчас в середину вихря, посмотрю, насколько он силён».
И петушок Золотой Голосок, не раздумывая, прыгнул в центр вихря.
– Куда тебя понесло, глупая твоя голова! – закричала бабушка Кристина, которая вышла из дома, чтобы покормить петушка.
Но было уже поздно.
Вихрь подхватил петушка и поднял его выше забора, выше крыши дома, выше вяза, что рос у забора, выше телевизионной антенны.
– Бабушка, помоги! Бабушка, спаси! Кукареку! – закричал испуганно петушок Золотой Голосок.
Вихрь поднял петушка до самых облаков и понёс куда-то далеко-далеко, за леса, за реки, за горы.
– Вернись, петушок! – кричала беспомощно бабушка Кристина.
Она побежала вслед за вихрем. Но разве она могла догнать его. Скоро вихрь и её любимый петушок исчезли среди тёмных облаков где-то у горизонта.
Летел петушок Золотой Голосок по небу, закрыв глаза. Когда он их открывал, то видел далеко внизу землю. Ему было очень страшно. Потом он решил, что всё же с открытыми глазами лететь безопасней, так как он едва не врезался в летевший в Лондон самолёт.
Англичане смотрели на него сквозь иллюминаторы, удивлялись и кричали:
– Смотрите, мистер Петух!
– Как высоко он забрался! Просто удивительно.
– Может быть, это какой-нибудь особенный петух?!
– В это невозможно поверить, парящий в небе петух!
Но вот вихрь стал ослабевать. Петушок Золотой Голосок расправил крылья и осмотрелся. Прямо под ним находился огромный город. Был уже поздний вечер. В домах и на улицах загорались огни. По дорогам бегали машины и трамваи, по улицам ходили жители города.
Петушок Золотой Голосок стал падать вниз. Но падал он недолго. Он ухитрился приземлиться на крышу огромного небоскрёба высотой в сорок два этажа. На крыше небоскрёба, конечно же, никто не жил, но здесь была устроена площадка для посадки вертолёта.
На крыше дома было тихо и темно. Совсем рядом в небе горели яркие звёзды, а над городом всходила похожая на жёлтый рогалик луна.
Успокоившись, Петушок Золотой Голосок поужинал найденной им булочкой, попил воды из лужицы, оставшейся после дождя, и заснул.
За ночь петушок Золотой Голосок хорошо отдохнул, набрался сил и, едва забрезжил рассвет, взлетел храбро на ограждение крыши и изо всех сил звонким голосом закричал:
– Ку-ка-ре-ку!
А потом ещё несколько раз, ещё веселее и громче:
– Ку-ка-ре-ку-у-у! Ку-ка-ре-ку-у-у! Ку-ка-ре-ку-у-у!
Кажется, он разбудил весь город. Люди просыпались, выглядывали из окон, улыбались. Они выходили на улицу и довольные шли на работу. Большинство из них впервые в жизни слышали, как поёт на заре петушок.
Весть о поющем на небоскрёбе петушке быстро дошла до мэра города. Он срочно сел в свой вертолёт и отправился с визитом к петушку. Вертолёт сел на площадку на крыше дома-небоскрёба.
– Дорогой Петушок, живи здесь! – обратился мэр к петушку. – Кормить тебя будем за счёт городской казны. Построим тебе здесь чудесный домик с золотым насестом. Только буди и радуй по утрам наш город.
– Нет, не могу, – отказался петушок Золотой Голосок. – Хочу вернуться в деревню Лесные Цветы, к бабушке Кристине.
Петушку хотелось вновь погулять во дворе по зелёной травке. К тому же он помнил, что бабушка Кристина обещала в ближайшие дни завести у себя в хозяйстве несколько курочек.
– Ну, что ж, – с печалью в голосе сказал мэр города. – Неволить не будем. Раз тебе больше нравится жить в деревне, пусть так и будет.
И мэр города приказал доставить на своём вертолёте петушка в деревню Лесные Цветы.
Бабушка Кристина так обрадовалась, увидев петушка живым и здоровым, что даже стала напевать песенку:

Живёт чудак на свете,
Всю жизнь такой, хоть тресни:
Поёт он на рассвете
Для всей деревни песни.

Петушок, петушок
Золотой Голосок.

Потом Бабушка Кристина принялась искать, чем бы накормить петушка. Она приготовила ему угощенье, но не конфеты и пряники, а пшено, да кашу гороховую. То, что любит петушок Золотой Голосок. Кажется, сегодня он сильно проголодался.


http://www.proza.ru/2014/04/02/894


Догори
 Профіль  
Відповісти з цитатою  
 Тема повідомлення: Re: Проза
ПовідомленняДодано: 13/11/2017 12:54 
Старейшина

З нами з: 16/01/2008 18:05
Повідомлень: 5221
ГОЙДАЛКА

Вона все рідше ставала на ноги без його допомоги. Все частіше однієї його руки було мало їй для опори. А він жартував: «Ми в молодості стільки не обнімалися, як тепер». Якось, відклавши книгу, сказала: «Тут езотерик пише: якщо ти стоїш, ти не стоїш, а падаєш. Якщо йдеш, значить рухаєшся в просторі і часі. А якщо відриваєшся від землі, то підносишся над самим собою. Літаєш… Знаєш, я хотіла би ще політати».
Він силувано всміхнувся.
«Хочу гойдалку», – тихо мовила.
«Добре. Я куплю крісло-гойдалку».
«Ні, – сказала вона, – я хочу справжню гойдалку. Таку, як у дитинстві».
Вона все ще вміла дивувати. А йому потрібні були клопоти, щоб розвіювати сумні думки. Майстер приніс дощечки: «Ця гойдалка буде з самісінького явора, легка як перо. Лише вісь металева».
Коли надворі вгрівалося, він виводив її на веранду й саджав у зручне сідельце. Відштовхуючись від перил, вона розгойдувалася.
«Крім усього, це ще й руки тренує», – бадьорила не стільки себе, як його.
Тішився, що кілька годин дружина проводила на свіжому повітрі, а він міг попрацювати в кабінеті за розчахнутим вікном.
З часом гойдалка стала поскрипувати, нагадуючи давню колиску.
«Може б, її змастити чимось, – сказала вона. – Тобі, музикантові, це, мабуть, ріже слух».
«Ні, навпаки. Я чую цей заколисуючий скрип, і знаю, що ти поряд. Це по-своєму надихає».
«Правда, дідусю?» – її голос був усе ще дзвінкий і грайливий.
Дідусем вона називала його з того часу, як у їхньої доньки в Києві народилася дитина, їхня онучка. А в скрипінні яворини по правді було щось живе, питоменне. Простенька музика для простого засмученого серця.
…А потім, після похорону, звуків стало зовсім мало. Вони або завмирали в осиротілому домі, або змішувалися в гнітючу какофонію. Ці звуки одинокості він чув шкірою. Час і простір злилися в одно. В ніщо.
І раптом гойдалка озвалася. Холодіючи серцем, він визирнув у вікно. Пташки! Виніс кашу, щоб остудилася, і забув про неї. Птахи ярмаркували на гойдалці, розхитали її і вона легенько поскрипувала. Відтоді він щодня підсипав їм крихти чи насіння і цілився вухом у кожен звук ожилого явора. Тепер він був уже не сам.
На канікули приїхала донька з онукою. Мала одразу ж облюбувала гойдалку на веранді. Всідалася з книжкою, з планшетом чи телефоном і звільна колихалася. Їй туди і їсти носили.
«Тату, ви б чимось змастили цю гойдалку, – буркнула якось донька. – Бо скрипить, аж на нерви діє».
«Мамо, це музика дерева, – озвалася внучка. – Правда, дідусю?»
Він здригнувся. Ті ж слова і той же голос… До болю знайомий, такий рідний голос – дзвінкий і грайливий – пробився через час і простір. Відтворений мудрою природою, цей голос прилинув до нього з тієї ж гойдалки і вплівся в той же заповітний скрип. І розбудив, розгойдав у душі хвилі забутого тепла.
«Правда, – відповів нароком твердо, щоб у самого голос не затремтів. – Усе, що звучить, – музика».
(c)


Догори
 Профіль  
Відповісти з цитатою  
 Тема повідомлення: Re: Проза
ПовідомленняДодано: 17/11/2017 14:40 
Старейшина

З нами з: 16/01/2008 18:05
Повідомлень: 5221
КРЫЛЬЯ от АНГЕЛА

Не удалось аисту дотянуть до заветного озера. Каждый взмах крыльев обжигал тело птицы нестерпимой болью. Эта боль туманила сознание, сбивала с привычного ритма, саднила глотку сбившимся дыханием, укрывала взор пеленой слезливой досады на свою немощь. Как безвольный осенний лист, управляемый капризными порывами ветра, приземлился черный аист на прибрежную полянку, забился в густой кустарник и затих до рассвета.
Утром аиста разбудил людской гомон горячего пляжа. Громкий смех, звон голосов купающихся и хлесткие удары по волейбольному мячу, перемежались громкой музыкой. Грохот оглушал, раздражал, усиливал боль в измученном теле. Аист поднялся на лапы и, слегка шаркая ими, вышел из своего убежища. Через несколько секунд его обступила толпа зевак. Вальяжная внешность и внушительные габариты пернатого, его черное, отливающее зеленью богатое оперенье, привели отдыхающих в восторг. Защелкали фотоаппараты, засверкали глаза мобильников, потянулись любопытные руки к птичьей спине.
Такая вольность оскорбила гордую птицу. Угрожающе щелкнув клювом, аист отступил к густому высокому кустарнику, протаранил его и заковылял по узкой безлюдной тропинке, удаляясь от гвалта и бесцеремонного любопытства. Дорожка вывела аиста к одинокому безлюдному мысику, нависающему над морем каменистым козырьком. В этот отдаленный уголок отеля не долетал людской гомон, а плотная тень цветущей акации надежно защищала от назойливого солнца. Недалеко от мыса резвился дельфин, но его хрипловатый свист сливался с легким прибоем, не нарушая гармонии покоя. Волны набегали на подножье мыса легкой волной, разбивались о берег на радужные капли и мирно отступали, слизывая с шуршанием песок. Монотонный плеск успокаивал птицу, а очертания далеких гор радовали глаз. Где-то там, за этими горами, начинается знойная пустыня, в центре которой плещется безбрежное пресное озеро. Стая больного аиста, наверное, уже долетела до этого озера, священной обители всех птиц-мигрантов. Грустные думы притупили чувство голода и навеяли легкий сон. В кратком забытьи аист увидел хозяйку хутора, куда прилетал по весне. Добрая женщина протягивала пернатому гостю горсть пшеницы, а солнечные блики играли в ведре с колодезной водой, подмигивая легкой рябью.
Птичью дремоту нарушил однообразный скрип с суши. Приоткрыв глаза, аист увидел приближающуюся инвалидную коляску с сидящим в ней мальчиком лет пяти-шести. Коляску толкала женщина преклонных лет. Поднявшись на ноги, аист отошел от края мыса и спрятался за цветущим кустом. Тем временем, пожилая женщина расстелила на траве одеяло, перенесла на него беспомощного малыша и достала пакет со снедью. Соблазнительный запах выпечки выманил голодного аиста из укрытия и заставил приблизиться к незнакомым людям. Заметив удивительную птицу, мальчик отломил кусок лакомства и бросил его гостю. Ощутив чистоту детских помыслов, аист осторожно приблизился и подцепил угощение длинным клювом. А мальчик, обрадованный появлением дружелюбного, длинноного существа, все бросал и бросал аппетитные кусочки. Бабушка малыша наполнила игрушечное ведерко водой и поднесла его поближе к сытой птице. Отведал аист чистой пресной воды, оценив угощение благодарным клекотом.
Малыш и бабушка навещали одинокую птицу дважды в день. Аист с нетерпением ждал гостей, и всякий раз вытягивал длинную шею, высматривая кормильцев. Насытившись, аист устраивался рядом с малышом и начинал лопотать. Мальчик внимательно вслушивался в переливчатый клекот крупной птицы и ласково гладил его шершавые перья. А аист увлеченно делился с малышом своими злоключениями, по-своему, по-птичьи. Он поведал о своем давнем ранении, о далеком русском хуторе, о любимой аистихе, улетевшей в одиночестве на берега теплого озера. Мальчик с интересом слушал бормотание больной птицы, соболезнуя его немощи и страдая от скорой разлуки с крылатым другом.
Вечером аист не дождался малыша. От накатившего одиночества он истово долбил своим сильным клювом околыш гостеприимного мыса, вымещая на безобидном морском уступе горечь своей беспомощности. Его резкий клекот стелился над безмятежным морем, отзывался эхом в глубинах, улетал ввысь, ввинчиваясь штопором в темнеющие небеса. Вдруг вскипела вода под мысом, обнажив блестящую морду дельфина с рыбиной в зубах. Ловким броском жонглера отправил дельфин свой дар на берег. Спустившись к воде, аист принял угощение, а дельфин исполнил в воде пару замысловатых кульбитов, весело просвистел на прощание и пропал в морской глубине. С тех пор так и повелось. Когда на побережье затихала дневная жизнь отдыхающих, аист подходил к краю своего мыса и колотил клювом земляной уступ. По зову нового приятеля, дельфин приплывал с неизменным подношением, крутился около мысика в причудливом танце и уплывал, прощаясь до следующего дня.
В Великий Устюг, на имя Деда Мороза, пришло письмо от шестилетнего мальчика-калеки. Маленький земной ангел с большой человеческой душой, напрочь забывший о своей немощи, просил Доброго Волшебника исцелить черного аиста. Того самого несчастного, одинокого аиста, которого встретил на далеком африканском побережье.
- « -
А на африканском побережье готовились к встрече Нового Года. Пролетая над одиноким мысом, вездесущие ворОны хриплым карканьем оповестили аиста о пышном застолье из съестных отходов. Аист разбежался по своей лужайке, встал на крыло и рванул за вороньей стаей. Без труда набрав высоту, он счастливо ощутил забытое упоение полетом и полное владение телом. Не задерживаясь над дармовой кормушкой, черная птица выполнила прощальный виток над приютившим его клочком побережья и, набрав высоту, устремилась к заветному озеру.
Дельфин, вспарывая воду сильным мускулистым телом, некоторое время плыл за улетающим аистом. Его трескучая прощальная песня пронзала морскую пучину, стелилась по водной глади и взлетала ввысь, настигая смельчака и подбадривая его в полете. Вскоре пернатый друг превратился в маленькую точку, слившуюся со звездами вечернего неба.
Исцелившиеся могучие крылья уверенно несли сильную птицу к преданной аистихе, которую, не задумываясь, заслонил собой черный аист от предательских выстрелов с земли.

http://www.proza.ru/2017/10/31/694


Догори
 Профіль  
Відповісти з цитатою  
 Тема повідомлення: Re: Проза
ПовідомленняДодано: 20/11/2017 19:34 
Старейшина

З нами з: 16/01/2008 18:05
Повідомлень: 5221
ТАНГО под ВОДОЙ

Стараясь быстрей оторваться от гомонящего стада купальщиков, пере баламутивших прибрежные морские воды, Вера, экипированная ластами и маской, уверенно гребла против течения. Ее не пугала глубина, зияющая бездонным котлованом под ее ловким телом. Она наслаждалась ею, погружаясь в созерцание причудливого кораллового мира. Уникальный природный колорист умудрился окрасить кальциевые наросты в тончайшие оттенки, которые преломляясь в водной толще, приобретали волшебное объемное свечение сказочной палитры. Цветовое буйство околдовывало, лишало чувства времени, обостряло все сенсоры ощущений, наполняя пловчиху волшебной эйфорией. Подводный оригинал-архитектор, чей несомненный талант был отмечен искрой божьей, создал под водой коралловые причудливые шпили, удивительные зАмки, гигантские сложные соцветия, заросли в виде разноцветного елочного лапника и блестящие лавины застывшей пузырчатой лавы.

В каждом коралловом образовании обитали живые существа, такие же яркие и причудливые по цвету и виду, как весь окружающий мир. Удивительные рыбки летали в морской толще, как волшебные стрекозы, собираясь в стаи или делясь на пары. Невероятные по оттенку безобидные барабульки, бабочки, ангелы, попугаи, групперы, с любопытством приглядывались к Вере, уважительно расступаясь по сторонам. Царственные крылатки, распушив ядовитые перья, издалека сигналили назойливым прихожанам о своем пристрастии к смертельным играм, а вездесущие губаны пытались отведать вкус блестящих металлических аксессуаров на купальнике пловчихи.

Боковым зрением Вера уловила приближение темного крупного существа. Подплыв к женщине на расстоянии вытянутой руки, существо замерло и стало внимательно всматриваться своими широко посаженными глазами в женские глаза за маской. Это был гигантский орляк, редкий гость на малых глубинах. Размах его крыльев был около двух метров. Крупная голова, отдаленно напоминающая орлиную, застыла на уровне тела пловчихи. От встречи с удивительным созданием у Веры перехватило дыхание. Она рассматривала залетное морское диво, пытаясь сохранить в памяти все тончайшие детали его облика. И вдруг орляк резко ушел на глубину, перевернувшись вверх брюхом для своеобразного дефиле. Белоснежная роскошь его живота с пульсирующими жабрами ослепила пронзительным перламутром и даму, и небеса, простреливающие морскую толщу солнечными лучами. Покрасовавшись белизной своей подкладки, орляк поднялся на поверхность и стал кружить вокруг Веры, увеличивая скорость с каждым витком. Женщина еле успевала крутиться вокруг себя, чтобы уследить за молниеносными перемещениями мощного животного. Это был своеобразный танец, сумасшедший по своему исполнению. Он напоминал бесшабашную цыганочку с выходом, по окончании которой орляк поднырнул под женское тело и слегка приподнял его над водой. Оказавшись на спине игривого морского дьявола, не успев толком испугаться, Вера вцепилась в плечи странного кавалера. А крылатый ухажер с бесценной ношей на спине, опустился на малую глубину и, раскачиваясь в страстном танго, бережно пронес даму над кораллами, как по танцевальному паркету. Черная спина орляка, слегка шероховатая и расцвеченная причудливым узором из белых пятен, была схожа с ковром-самолетом из детских сказок. Через несколько минут упоительного полета, орляк-танцор нежно поднял Веру на поверхность, крутанулся вокруг нее пару раз, застыл на мгновение, всматриваясь в женские глаза, лег на крыло и резко ушел в синюю глубину.

Почти не касаясь воды, потрясенная Вера долетела до берега. Выслушав ее рассказ, опытные дайверы не удивились. Такие встречи одиноких купальщиков с орляками не редкость. Правда, до сих пор не ясно, как эти морские гиганты выбирают для своих безобидных забав людей-партнеров. Если закрыть стекло маски фольгой, то орляк проплывет мимо. Только всмотревшись в человеческие глаза и ощутив в них радостное упоение, морской дьявол идет на контакт. И тогда в волшебном портале роскошного Красного моря возможен искрометный парный танец страсти, танец ликования и пронизывающего восторга обычного землянина с нежным крылатым кавалером из далеких глубин.

http://www.proza.ru/2017/10/23/846


Догори
 Профіль  
Відповісти з цитатою  
 Тема повідомлення: Re: Проза
ПовідомленняДодано: 31/01/2018 13:37 
Старейшина

З нами з: 16/01/2008 18:05
Повідомлень: 5221
ЗАПИСКИ ПРИЗЕМЛЁННОГО КОНТРАБАНДИСТА
Саша Кметт

Начало.

Я контрабандист. Занимаюсь контрабандой слов. Перевожу их через границы мракобесия и глупости, прячу в рассказах с двойным дном.
Работы у меня всегда много. С одной стороны границы глупости растут на имперских дрожжах, с другой - суровые заказчики требуют доставлять товар вовремя. Их называют «читатели с большой дороги». Они все жесткие, как твердый переплет. За просроченный товар способны придушить с помощью критики и закопать рядом с братской могилой «Союза писателей». Жестче только тюремные библиотекари. Они вообще могут приговорить к забвению. Лишить читательского внимания и сослать на дальние полки книжного хранилища. Туда, где уже покоятся с миром учебники по самокритике и толстые сборники предвыборных обещаний.

В последнее время переправлять слова стало непросто. Границы на замке, пограничников развелось видимо-невидимо. Стоят на посту добровольцами, охраняют свои головы от крамольных мыслей. В текстах роются близорукими глазами, считают себя охотниками на запрещенные смыслы.
С ними не договоришься. И не утопишь. В море слов всегда барахтаются на поверхности, избегают глубины. У каждого есть спасательный жилет дутого патриотизма и полномочия беречь «от заразы» неокрепшие умы. А еще есть удостоверение добропорядочного гражданина и коллекция лозунгов в ушах ватными затычками. Голос враждебного разума из-за лозунгов не слышно, но можно наслаждаться пением политических сирен.

А так, я землянин обыкновенный. Но со своими странностями. В свободное от контрабанды время навожу порчу на фальшивые новости и люблю читать исторически важные некрологи. Также обожаю, есть, что хочется, пить, что горит, и нарушать во сне законы всемирного тяготения.
В церкви благонадежных горожан на учете не состою. О грехах соседей на гражданской исповеди не сообщаю. Петиции признать доносы литературным жанром никогда не подписывал. Зато я тайно посещаю кружок взрывоопасных пацифистов, хожу к продажным музам за стойким вдохновением и пишу роман-меню «Рацион голубя мира». В нем становится ясно, что птица эта перехваленная та еще кровожадная сволочь…

Но я тут заболтался - пора отправляться в путь. Меня ждут впереди еще множество границ, которые следует нарушить. А также пограничников, которых хочется утопить. Лучше кинуть их в омут метафор, и применить для верности слова крепкие, как весло.

Продолжение следует...


Догори
 Профіль  
Відповісти з цитатою  
 Тема повідомлення: Re: Проза
ПовідомленняДодано: 08/02/2018 23:57 
Старейшина
Аватар користувача

З нами з: 26/02/2009 20:33
Повідомлень: 42201
Звідки: Киев
Сестра Фаины Раневской Изабелла Фельдман жила в Париже. После смерти мужа её материальное положение ухудшилось и она решила переехать к знаменитой сестре в Москву.

Обрадованная, что в её жизни появится первый родной человек, Раневская развила бурную деятельность и добилась разрешения для сестры вернуться в СССР.

Счастливая, она встретила её, обняла, расцеловала и повезла домой. Они подъехали к высотному дому на Котельнической набережной.

- Это мой дом, - с гордостью сообщила Фаина Георгиевна сестре.

Изабелла не удивилась: именно в таком доме должна жить её знаменитая сестра. Только поинтересовалась:
- У тебя здесь апартаменты или целый этаж?

Когда Раневская завела её в свою малогабаритную двухкомнатную квартирку, сестра удивлённо спросила:
- Фаиночка, почему ты живёшь в мастерской а не на вилле?

Находчивая Фаина Георгиевна объяснила:
- Моя вилла ремонтируется.

Но парижскую гостью это не успокоило.

- Почему мастерская такая маленькая? Сколько в ней «жилых» метров?
- Целых двадцать семь, - гордо сообщила Раневская.
- Но это же тесно! - запричитала Изабелла. - Это же нищета!
- Это не нищета! –разозлилась Раневская, – У нас это считается хорошо. Этот дом - элитный. В нём живут самые известные люди: артисты, режиссёры, писатели. Здесь живет сама Уланова!

Фамилия знаменитой Улановой подействовала: вздохнув, Изабелла стала распаковывать свои чемоданы в предоставленной ей комнатушке. Но она так и не смогла понять, почему этот дом называется элитным: внизу кинотеатр и хлебный магазин, ранним утром грузчики выгружали товар, перекрикивались, шумели, устраивали всем жильцам «побудку». А вечерами, в десять, в одиннадцать, в двенадцать оканчивались сеансы и толпы зрителей вываливались из кинозала, громко обсуждая просмотренный фильм -Я живу над «хлебом и зрелищами», - пыталась отшучиваться Фаина Георгиевна, но на сестру это не действовало.

- За что тебя приговорили жить в такой камере?. Ты, наверное, в чём-то провинилась.

В первый же день приезда, несмотря на летнюю жару, Изабелла натянула фильдеперсовые чулки, надела шёлковое пальто, перчатки, шляпку, побрызгала себя «Шанелью», и сообщила сестре:
- Фаиночка, - я иду в мясную лавку, куплю бон-филе и приготовлю ужин.
- Не надо! - в ужасе воскликнула Раневская. В стране царили процветающий дефицит и вечные очереди - она понимала, как это подействует на неподготовленную жительницу Парижа.

- Не надо, я сама куплю.
- Фаиночка, бон-филе надо уметь выбирать, а я это умею, - с гордостью заявила Изабелла и направилась к входной двери. Раневская, как панфиловец на танк, бросилась ей наперерез.
- Я пойду с тобой!
- Один фунт мяса выбирать вдвоём - это нонсенс! - заявила сестра и вышла из квартиры. Раневская сделала последнюю попытку спасти сестру от шока советской действительности:
- Но ты же не знаешь, где наши магазины!

Та обернулась и со снисходительной улыбкой упрекнула:
- Ты думаешь, я не смогу найти мясную лавку?
И скрылась в лифте.

Раневская рухнула в кресло, представляя себе последствия первой встречи иностранки-сестры с развитым советским социализмом. Но говорят же, что Бог помогает юродивым и блаженным: буквально через квартал Изабелла Георгиевна наткнулась на маленький магазинчик, вывеска над которым обещала «Мясные изделия». Она заглянула вовнутрь: у прилавка толпилась и гудела очередь, потный мясник бросал на весы отрубленные им хрящи и жилы, именуя их мясом, а в кассовом окошке толстая кассирша с башней крашенных волос на голове, как собака из будки, периодически облаивала покупателей.

Бочком, бочком Изабелла пробралась к прилавку и обратилась к продавцу:
- Добрый день, месье! Как вы себя чувствуете?

Покупатели поняли, что это цирк, причём, бесплатный, и, как в стоп-кадре, все замерли и затихли. Даже потный мясник не донёс до весов очередную порцию «мясных изделий». А бывшая парижанка продолжала:
- Как вы спите, месье?... Если вас мучает бессонница, попробуйте перед сном принять две столовых ложки коньячка, желательно «Хеннесси»... А как ваши дети, месье? Вы их не наказываете?.. Нельзя наказывать детей - можно потерять духовную связь с ними. Вы со мной согласны, месье?
-Да, - наконец, выдавил из себя оторопевший мясник и в подтверждение кивнул.
- Я и не сомневалась. Вы похожи на моего учителя словесности: у вас на лице проступает интеллект.

Не очень понимая, что именно проступает у него на лице, мясник на всякий случай смахнул с лица пот.

- Месье, - перешла к делу Изабелла Георгиевна, - мне нужно полтора фунта бон-филе. Надеюсь, у вас есть?
- Да, - кивнул месье мясник и нырнул в кладовку. Его долго не было, очевидно, он ловил телёнка, поймал его, зарезал и приготовлял бон-филе. Вернулся уже со взвешенной и завёрнутой в бумагу порцией мяса.
- Спасибо, - поблагодарила Изабелла. И добавила: - Я буду приходить к вам по вторникам и пятницам, в четыре часа дня. Вас это устраивает?
-Да, - в третий раз кивнул мясник.

Расплачиваясь в кассе, Изабелла Георгиевна порадовала толстую кассиршу, указав на её обесцвеченные перекисью волосы, закрученные на голове в тяжёлую башню:

- У вас очень модный цвет волос, мадам, в Париже все женщины тоже красятся в блондинок. Но вам лучше распустить волосы, чтобы кудри лежали на плечах: распущенные волосы, мадам, украсят ваше приветливое лицо.

Польщённая кассирша всунула два указательных пальца себе за обе щеки и стала с силой растягивать их, пытаясь улыбнуться.

Когда, вернувшись домой, Изабелла развернула пакет, Фаина Георгиевна ахнула: такого свежайшего мяса она давно не видела, очевидно, мясник отрезал его из своих личных запасов.

- Бон-филе надо уметь выбирать! - гордо заявила Изабелла.

С тех пор каждый вторник и каждую пятницу она посещала «Мясные изделия». В эти дни, ровно в четыре часа, мясник отпускал кассиршу, закрывал магазин, вешал на дверь табличку «Переучёт», ставил рядом с прилавком большое старинное кресло, купленное в антикварном магазине, усаживал в него свою дорогую гостью, и она часами рассказывала ему о парижской жизни, о Лувре, об Эйфелевой башне, о Елисейских полях... А он, подперев голову ладонью, всё слушал её, слушал, слушал... И на лице его вдруг появлялась неожиданная, наивная, детская улыбка...

https://www.facebook.com/photo.php?fbid ... 144&type=3

_________________
Если ваши друзья просят вас договориться с вашим врагом, значит предатели уже договорились за вашей спиной!


Догори
 Профіль  
Відповісти з цитатою  
 Тема повідомлення: Re: Проза
ПовідомленняДодано: 10/06/2018 10:04 
Старейшина

З нами з: 16/01/2008 18:05
Повідомлень: 5221
ПОЭФИЗИКА

Поэзия как сверхновая чувств. Физика как сверхновая идей. Строка стиха и строка формулы как две стороны луны, как бинарная звезда пришельцев. В моей душе эти строки как единый сфинкс. Я не разделяю идеи физики и метафоры поэзии. Чтобы сотворить их из ничто, необходим неконтролируемый термоядерный синтез творчества. Чем нетривиальнее топливо, тем дальше в будущее будет выстрел.
Однако я верю, что поэзия не может быть сконструирована в точности, как формула. Внешние законы и правила прозрачны для нее. Живы только внутренние, интуитивные. И главный закон: без критической массы страдания реакция творчества не стартует. Чувства и идеи коллапсируют до таких плотностей, что, независимо от моего желания, происходит взрыв на бесконечность.
Идеи и чувства всепроникающи. Не избежать их в себе. И тогда - я больше не боюсь, что кто-то будет насмехаться над моей слабостью, моими страданиями, моими комплексами и над моими минусами...
Поэфизика позволяет мне подняться над ними и над этим всем, над бытом, над образом жизни, над временем.

http://www.proza.ru/2012/09/18/562


Догори
 Профіль  
Відповісти з цитатою  
Показувати повідомлення за:  Сортувати за  
Створити нову тему Відповісти  [ 278 повідомлень ]  На сторінку Поперед.  1 ... 15, 16, 17, 18, 19

Часовий пояс UTC + 2 годин [ DST ]


Хто зараз онлайн

Користувачі, які зараз переглядають цей форум: Google [Bot]


Ви не можете створювати нові теми у цьому форумі
Ви не можете відповідати на теми у цьому форумі
Ви не можете редагувати ваші повідомлення у цьому форумі
Ви не можете видаляти ваші повідомлення у цьому форумі
Ви не можете додавати файли у цьому форумі

Знайти:
Вперед: